Туризм на картах мира

Карты, города, страны

Музей Чюрлёниса: звучащая живопись в Каунасе

08.12.2011Haveall

churlenis_Pavasario_sonata_Andante

Искусство Литвы, небольшого балтийского государства, уверенно занимает своё место в мировой художественной культуре. И обязано оно этим одному-единственному человеку – Микалоюсу Чюрлёнису. Именно он на рубеже XIX – XX веков обогатил национальную литовскую культуру неповторимыми и самобытными творениями сразу в двух областях искусства – в живописи и музыке.
Национальный музей Чюрлёниса – крупнейший в Литве

Литва достойно и с гордостью чтит память своего выдающегося гражданина. В Вильнюсе в 1945 году была открыта единственная в Литве школа искусств с полным курсом обучения – 12 лет, которая носит его имя. Проводится конкурс пианистов и органистов имени Чюрлёниса. Его имя есть на географической карте мира – горы Чюрлёниса расположились на архипелаге Земля Франца-Иосифа.
Музей Чюрлёниса был основан в 1921 году. Вначале это была всего лишь небольшая галерея. Позже, в 1936 году она была расширена и стала называться Музеем культуры им. Витовта. Имя Чюрлёниса музей получил в 1944 году. Ныне под сводами здания элегантной современной архитектуры собрана львиная доля картин Чюрлёниса, документы – дневники, эссе, письма, – позволяющие получить более полное представление о его личности. Чюрлёниса-художника невозможно представить без Чюрлёниса-композитора, поэтому в музее есть музыкальный зал, в котором регулярно проводятся концерты и звучит его музыка.

Но Национальный музей искусств не ограничивается монографическим наследием Чюрлёниса. Здесь хранятся предметы искусства зарубежных стран от древности до современности, произведения изобразительного и прикладного искусства Литвы, образцы народного творчества, самые старые из которых датируются XV веком. В настоящее время коллекция музея достигла внушительных размеров – она насчитывает более 330 000 экспонатов. Здесь можно увидеть замечательную подборку народной деревянной скульптуры.

Интересны также картины анонимных литовских художников XVII – XIX веков. Многочисленные портреты польской знати, колоритные бытовые зарисовки и жанровые сцены из жизни крестьян хранят память об истории этих мест и делают её живой и зримой. Но при всём богатстве этого художественного собрания, ядром экспозиции Национального музея Каунаса были и остаются произведения Чюрлёниса.

Уникальность явления искусства под названием «Чюрлёнис» состоит в том, что живопись и музыка в его творчестве неотделимы друг от друга, словно сиамские близнецы. Возможно, именно поэтому его картины занимают совершенно особое место в мировом изобразительном искусстве – они наполнены двойной энергетикой. Идея найти некое синтетическое искусство, в котором бы органично сочеталось множество видов творчества, была очень популярна в художественных кругах конца XIX – начала XX веков. Но мало кому удалось воплотить эту идею на практике с таким блеском, как Чюрлёнису.
Его образование было поистине исчерпывающим. Он учился музыке в двух консерваториях – в Варшаве и в Лейпциге, а живопись изучал в рисовальной школе и в художественном училище Варшавы. В разные периоды времени ему приходилось жить в Литве, Польше и России, и влияние этих богатейших национальных культур причудливо переплеталось в его чутком и восприимчивом художественном сознании.

Символизм, появившийся как художественное направление в последние десятилетия XIX века, оказался созвучным его мироощущению и миропониманию. Кроме того, в его творениях явственно улавливаются некие реминисценции из восточных культур – индийской, японской, египетской. Философская направленность с глубокими подтекстами свойственна всем его произведениям – как музыкальным, так и живописным.

Национальный Художественный музей Каунаса позволяет посетителям погрузиться в зыбкую и фантасмагорическую реальность Чюрлёниса. Связь с музыкой художник подчёркивает в названиях картин: его живописные циклы называются сонатами: «Соната солнца», «Соната весны», «Соната моря», «Соната звёзд».

Так же, как и музыкальные сонатные циклы, они состоят из нескольких частей. Названия частей – тоже из специальных музыкальных терминов, обозначающих различные темпы: Аллегро, Анданте, Скерцо… Самое удивительное, что смог сделать Чюрлёнис – картины также имеют каждая свой темп в соответствии с названием! Вот, например, картины из цикла «Соната весны»: картина под названием «Анданте» как бы струится неторопливо, клубясь, как туман ранним утром при полном безветрии…
А на картине цикла «Соната весны» под названием «Скерцо» (что означает «быстро», «шутливо») на расплывчатом и зыбком зелёном фоне задорно и импульсивно разбросаны острые росчерки – это ласточки. Их графическая отчётливость контрастирует с акварельной размытостью фона, что создаёт стереоэффект: кажется, что стремительность вот-вот позволит ласточкам вылететь из плоскости картины в пространство зала.
Интересен цикл «Соната моря». Музыкальная параллель здесь очевидная: симфоническая поэма Чюрлёниса под названием «Море» – гордость литовской музыки, её исполняют по всему миру. И снова художник выходит из плоскости – его картины даже не трёхмерны, измерений там гораздо больше. На первой картине цикла изображён берег моря.
Первое впечатление – художник предлагает нам взглянуть на пейзаж с высоты птичьего полёта. Поросшие лесом холмы в верхней части картины находятся где-то далеко внизу. Но в нижней половине полотна мы видим море близко-близко, как если бы зашли по пояс в воду: прямо перед нашими глазами проплывает рыба, крупно выписана пузырчатая структура морской пены. И брызги – повсюду, крупные и золотистые. То ли капли воды, то ли россыпь янтарной крошки. Таким образом, давая зрителю возможность увидеть реальность одновременно в разных масштабах, художник вступает в особые отношения с пространством.
Эти особые отношения естественным образом приводят Чюрлёниса к теме Космоса и взаимоотношений человека с Космосом. «Соната звёзд» – ещё одна серия живописной музыки (или музыкальной живописи), которую создал Чюрлёнис. Музыка угадывается в замысловатом переплетении линий и игре цветовых переходов и теней, в особом ритме их расположения на картине.
Среди фантасмагорических неопределённых форм мы видим тоненькую горизонтальную полоску в верхней части картины. Она испещрена светящимися точками – это звёзды. По этой полосочке движется фигурка ангела, крошечная по сравнению с окружающей её бездной. Ангел идёт по звёздной дороге. Голова его наклонена, плечи опущены. Видно, что он устал. Отчего мог устать ангел? Не оттого ли, что путь его не имеет конца ни во времени, ни в пространстве – ведь Вселенная бесконечна! Приходится согласиться с тем, что мало найдётся художников, способных в таком принципиально статичном виде искусства, как живопись, найти средства для изображения бесконечности Вселенной и вечности движения.

Мотив космического управления всем сущим на Земле частенько возникает в картинах Чюрлёниса. Достаточно взглянуть на потрясающую по красоте и многослойности смыслов работу «Сказка королей». Вот ещё одна особенность его картин: их надо прочитывать, их невозможно охватить одним взглядом – содержание проявляется постепенно, капля за каплей, линия за линией, форма за формой.
Два короля с любопытством разглядывают ярко светящуюся, похожую на игрушку, полусферу, которую держат в руках. Но, если приглядеться, становится ясно, что внутри этой полусферы – не что иное, как земля с деревьями и домами, крошечная, помещённая под светящийся колпак. А над головами королей ночное звёздное небо и тёмные ветви деревьев. Устройство мира по принципу «матрёшки» – каждый одновременно является королём-великаном и маленькой игрушкой в руках великана-короля следующего уровня – эта тема занимала Чюрлёниса.
Поиск истины – ещё один лейтмотив творчества этого непостижимого художника. У него есть картина с таким названием. Лицо человека, выхваченное из синей темноты пламенем свечи. Вокруг – светящиеся крапинки. Мы не сразу понимаем, что это – слетевшиеся на огонь мотыльки. И напряжённый взгляд, пытающийся разглядеть в глубокой темноте что-то очень важное. Но свеча – слишком слабый светильник, и истина так и остаётся во мраке.

В этом поиске он пребывал, по сути, всю жизнь. Он писал картины для цикла «Сотворение мира», в котором не просто иллюстрировал библейские сюжеты – он создавал свой мир, сам творил его. Мечтал написать сто картин для этого цикла – успел только тринадцать.
В маленьком курортном городке Друскининкай вблизи польской границы Чюрлёнис провёл детство. Его отец работал органистом в тамошнем костёле. Уникальная природа этих краёв, несомненно, повлияла на эстетические предпочтения Чюрлёниса и вдохновляла его как в живописи, так и в композиторстве. Аккуратненький деревянный домик теперь является филиалом Каунасского музея, мемориальным музеем великого литовского творца. Там тоже есть его картины, одна из них – «Покой» – стоит на мольберте. В большой гостиной у окна – рояль. Летом в доме настеж распахивают окна, на лужайке перед домом ставят скамейки. Люди рассаживаются по местам, и из окон льётся волшебная музыка – на рояле Чюрлёниса его музыку играют лучшие пианисты Литвы.

Мироздание не любит, когда кто-то слишком настойчиво стремится проникнуть в его тайны. Истина не подпускает к себе слишком близко. Современник Чюрлёниса, гениальный русский композитор Александр Скрябин, тоже, кстати, пытавшийся соединить искусства и проникнуть в тайны сотворения мира, умер молодым от казавшегося вначале пустяковым заболевания. Микалоюс Константинас Чюрлёнис прожил 35 лет и умер после тяжёлого душевного недуга.

Рассказать друзьям:



Еще почитать:



Комментировать